Заявление в поддержку Вадима Осипова

Правозащитный Совет Санкт-Петербурга испытывает озабоченность и тревогу в связи с уголовным делом, возбужденным в отношении 19-летнего курсанта Военно-космической академии имени Можайского (ВКА) Вадима Осипова.

Судебный процесс против Вадима Осипова по делу о терроризме начался в Санкт-Петербурге 9 января 2018 года. Коллегия Московского окружного военного суда под председательством Евгения Зубова проводит выездное заседание в помещении Ленинградского окружного военного суда. 
Вадима Осипова заподозрили в терроризме после того, как 4 апреля 2017 года, вскоре после теракта в петербургском метрополитене, преподаватель изъял у первокурсника факультета топогеодезического обеспечения и картографии ВКА схему казармы и план ее захвата. После этого Осипова дважды допросили сотрудники ФСБ, на показаниях которых и строится обвинение. 9 апреля Осипов был заключен под стражу и находится в СИЗО уже больше девяти месяцев. Он обвиняется по части 1 статьи 205.1 УК (содействие террористической деятельности, наказание — от 5 до 10 лет колонии) и по части 1 статьи 30, пункту "б" части 3 статьи 205 УК (подготовка к теракту, причинившему смерть, наказание — от 15 до 20 лет либо пожизненное заключение).
По версии обвинения, Осипов "склонял своих однокурсников к совершению спланированного террористического акта путем захвата казармы, хищения вверенного под охрану оружия и боеприпасов, совершения взрыва с поджогом в казарме и на прилегающей к ней территории плаца, а также массового расстрела курсантов". Делал это обвиняемый, "желая самоутвердиться и прославиться в роли массового убийцы, а также в целях дестабилизации органов власти Российской Федерации".
Адвокат курсанта, представитель правозащитной группы "Агора", Виталий Черкасов считает версию обвинения неправдоподобной.«Сторона обвинения должна представить доказательства того, что мой подзащитный совершал приготовления к террористическому акту. В материалах дела их нет. Вся жизнь Вадима в казарме проходила на глазах сокурсников и командиров, и в этой ситуации вести двойную игру было просто невозможно».
По словам адвоката, план захвата был дополнительной самоподготовкой, навеянной курсом "Антитеррор", который был у курсантов одним из самых популярных предметов. «На курсе ученикам постоянно повторяли, что обстановка в мире нестабильная, и следует быть бдительными и защищать мир от нападения террористов. Когда 5 апреля  2017 года к Вадимувпервые пришли сотрудники ФСБ, он увлекся и рассказал многое из того, что человек осторожный никогда бы не доверил специалистам такого профиля. Осипов предполагал, что сотрудники ФСБ заинтересовались им, чтобы предложить службу в "органах".
"Мой подзащитный — круглый сирота, у него было сложное детство. Своего отца он не знает, а мать умерла в 2011 году. К весне 2017 года Вадим разочаровался в учебе в Академии им. Можайского, которая, как он думал, готовит лишь к штабной работе, а он мечтал сам ловить террористов и диверсантов, прыгать с парашютом в тыл врага", — пояснил Виталий Черкасов.
Сразу после заключения Осипова под стражу его сокурсники тепло отзывались о Вадиме, утверждая, что его разговоры о терактах —просто свойственный Вадиму черный юмор. Затем с курсантами провели беседы сотрудники ФСБ, после чего в деле появились письменные показания тех же однокурсников. Теперь они заявляют, что Осипов вербовал их, а тогда они этого просто не понимали.
На судебном заседании 10 января 2018 года был заслушан основной состав свидетелей со стороны обвинения — сотрудников ФСБ, которые опрашивали Вадима Осипова, и пятерых его однокурсников.По мнению защиты, их показания излишне драматизируют процесс. "Важно помнить, что это пока просто слова. Где-то сыграла бурная фантазия Осипова, где-то не менее яркая интерпретация сотрудников ФСБ. Отвечая на мои вопросы, свидетели подтвердили, что в ходе оперативных действий они не нашли материальных подтверждений, что Осипов действительно намеревался реализовывать свой план — приискивал или изготавливал предметы и орудия, с помощью которых можно было бы совершить какой-либо теракт", — подчеркнуладвокат Виталий Черкасов. По его мнению, следствие не предприняло всех мер для того, чтобы специалисты в области психологии изучили личность Вадима. Он сирота, а сложное детство по-разному отражается на личности и судьбе человека. Таким образом, вина Вадима Осипова еще далеко не доказана. Однако уже на второй день судебного процесса в СМИ появилось множество публикаций, где обвиняемый представлен опасным террористом, который
"планировал устроить взрывы на одной из площадей Санкт-Петербурга", и т.п. Подобные публикации представляются недопустимыми, так как они не только нарушают нормы журналистской этики, но могут повлиять на исход судебного процессаи сломать жизнь человека.
По мнению Правозащитного Совета Санкт-Петербурга, Вадим Осипов, скорее всего,— не опасный террорист, а психологически незрелый юноша, склонный к фантазиям и рискованным шуткам. Однако за свои неосторожные слова он рискует пожизненным лишением свободы. Мы обращаемся к суду с просьбой провести процесс максимально объективно и непредвзято, с учетом психологического портрета и всех обстоятельств жизни обвиняемого. 
Кроме того, от журналистского сообщества мы требуем более взвешенного и ответственного подхода к публикациям, касающимся человека, который еще не признан виновным и не осужден.
 
11.01.2018


Новости

Правозащитный совет Санкт-Петербурга с глубокой тревогой констатирует, что после принятия поправок в уголовное законодательство ("пакет Яровой") заметно усилились преследования граждан на основании их религиозной самоиндентификации. Вместо защиты базового принципа Свободы совести, в светском государстве насаждаются принципы религиозного неравенства.

На своем заседании 16 апреля 2018 года Правозащитный Совет рассмотрел обращения депутата Бориса Вишневского.
Правозащитный Совет Санкт-Петербурга выражает полную поддержку членам ОНК подвергшимся преследованию со стороны "журналистов".

Мы, в связи с информацией о готовящемся законопроекте о легализации деятельности частных военных компаний, считаем необходимым высказать свою обеспокоенность возможностью принятия законопроекта.

Подписаться Отказаться